Алексей Окишев : "Эта уникальная страна Армения!"

Дата: 25.05.2015   Автор: Самараинтур

Сколько раз слышал: Кавказ, Армения, Арарат, Севан, Цахкадзор! И легенды: неповторимо красивые горы, прозрачно чистый воздух, девственно совершенная природа, уникальная храмовая архитектура, традиционное кавказское гостеприимство, на редкость вкусные вино (и коньяк, конечно!), еда, вода… В общем, решил проверить. Много где бывал, в том числе в горах, а в Закавказье как-то не доводилось.

Языковой вопрос

Рейсами Самара-Ереван и обратно сегодня летают «Уральские авиалинии» по понедельникам и четвергам. Ещё в воздухе, глядя в иллюминатор на проплывающие под крылом самолёта горы Кавказского хребта, вспомнилось из песни Высоцкого: «Лучше гор могут быть только горы, на которых ещё не бывал…». Потом эта фраза преследовала меня всё время путешествия.

Международный аэропорт Еревана «Звартноц» - весь в цветных витражах - построен недавно. Рядом поставленный на один угол куб старого – в Армении всегда уважали разнообразие архитектурных форм. 

 

 А теперь – в Ереван.

Приятно отмечаю, что большинство надписей на указателях, вывесках, информационных табличках и стендах дублируются на русском языке

Потом мне неоднократно представлялся случай убедиться, что языковой проблемы для русскоговорящего туриста здесь просто не существует. Если останавливаешь, скажем, прохожего с вопросом «Как пройти туда-то?» и случайно оказывается вдруг, что он не говорит по-русски, он тебя всё равно не отпустит, а сам остановит того, кто мог бы ему перевести, станет обстоятельно объяснять через него и даже возьмётся проводить, захватив с собой и «переводчика». К русским здесь отношение особое.

Выбираю отель на жительство…

Выбирая базу для своих путешествий, останавливаю взор на местечке Цахкадзор (в переводе с армянского «ущелье цветов»).

Вообще-то Цахкадзор - известный ещё с советских времён горнолыжный и климатический курорт на высоте 1800 м над уровнем моря, в 60 км северо-восточнее Еревана – оттуда легко добраться в любую точку страны и вернуться одним световым днём. Хотя Армения – страна небольшая, с Самарскую область. Что курорт – тоже хорошо, значит, много отелей, есть из чего выбирать. И вправду - с полсотни гостиниц и домов туриста или чего-то в этом роде, половина из них достойна рассмотрения. Представлен, например, известный мировой бренд Marriott, есть фешенебельный, золотым убранством как бы оправдывающийся Golden Palace, интригующий Дом Творчества Писателей, зазывающий Главный спортивный комплекс, отель Кечарис, названный в честь главной местной достопримечательности и мн. др.

Давно предпочитаю в путешествиях подобного рода небольшие частные гостиницы с уютной, почти домашней обстановкой громадным и неуклюжим сетевым отелям, владельцы которых, находясь за тридевять земель, понятия не имеют – что творится в одном из их многочисленных филиалов, сколько бы звёзд не красовалось на его фасаде.

Устояв против искушения остановиться в гостинице с таким родным названием «Россия», предпочёл небольшой частный недавно открытый отель «Элегант» (подкупила новизна, надеялся на безлюдье и первозданную чистоту, а ещё, если честно присутствовал меркантильный интерес – новые отели всегда демпингуют). Не обманулся. 

И тут же убедился в правильности одной из основополагающих легенд - о вкусной, сытной и здоровой пище. Находясь в 15 минутах езды от знаменитого озера Севан, чтобы вы заказали на ужин? Правильно, вот и я отведал знаменитой севанской «княжеской» форели ишхан. Причём сразу печёной, жареной и варёной. С картошкой, вкуснейшим армянским луком и, разумеется, белым вином. Просто не в состоянии описать – до чего вкусно. Готовил специально выписанный из Египта шеф-повар, которого все здесь зовут Рифат-джан – редкий профи своего дела. Прожив в «Элеганте» 8 дней, не заметил, чтобы он хоть раз повторился в своём кулинарном искусстве. 

Кстати, как потом выяснилось, ловить форель (Ручьевую, Золотистую и ту же Севанскую) самостоятельно можно прямо на территории отельного комплекса – в протекающей по его территории горной речушке, а потом готовить на стоящих тут же мангалах... Ну, или отдать Рифат-джану, он уж точно не испортит. 

Кавказское гостеприимство по-армянски

Правильно всё же открывать курорты и возводить отели в Армении. И дело не столько в дешёвых стройматериалах, поскольку тот же строительный камень тут залегает в изобилии буквально в шаговой доступности

а рабочая сила дешевле, чем в России и тем более в Европе. Скорее всё же потому, что здесь живут гостеприимные, очень отзывчивые люди – идеальный персонал для ведения гостиничного, курортного бизнеса. Кстати, вы замечали, что и в России армяне в основном работают в строительной отрасли и сфере услуг? Ещё все армяне по-своему поэты, но об этом после.

Про кавказское гостеприимство, раз уж речь зашла, тоже правда. Был такой случай. Мой армянский друг, согласившийся побыть гидом, пригласил прогуляться вдоль виноградников. Просто так, без всякой особой нужды. Останавливаемся сфотографироваться. Заслышав русскую речь, выходит радушный хозяин, приглашает в дом – попробовать молодого армянского вина. Устраиваемся на веранде. Узнав, что в гостях у соседа человек из России, со своим продуктом подтягиваются хозяева окрестных владений. Завязывается дружеская застольная беседа, на столе в мгновенье ока появляются всевозможные закуски: сыры различных сортов и видов, долма, лаваш, огромные тарелки с зеленью (листья салата, тархун, базилик, розмарин, кудрявая петрушка, мята, опять же вкуснейший армянский лук, всего просто не упомнишь), хашлама, жарятся шашлыки... Я, подумав, что мой друг, просто таким незатейливым образом привёл меня в гости к своим знакомым, спрашиваю, как зовут хозяев. Он в ответ пожимает плечами.

Разумеется, я не только пил и ел (хотя это немаловажно, ещё раз подчёркиваю – все продукты местные, натуральные, очень вкусные, просто чрезвычайно!).

Главную часть «программы пребывания» составлял осмотр культурно-исторических, природных и архитектурных памятников. Ведь Армения – уникальная, неповторимая страна: самостоятельный этнос долгое время развивался автохтонно, противостоя натиску многочисленных завоевателей, и сохранил в языке и культуре первозданную оригинальность. Короче говоря, нигде вы ничего похожего в мире не увидите: у армян свой, не имеющий аналогов язык, своё вероисповедание, веками шлифовавшаяся архитектурная школа, неповторимая история. Это не Европа и не Азия. Это нечто собственное, замкнутое в своём особом многообразии.

Отдельно надо рассказать о храмовой архитектуре Армении.

Памятники историко-архитектурные

Чтобы не утомлять, расскажу лишь о некоторых из числа тех, которые посетил сам, ибо здесь их сотни и по плотности объектов культурного наследия Армения вполне поспорит, скажем, с Грецией.

В Хор Вирап  лучше попасть ясным солнечным днём, чтобы увидеть во всей красе гору Арарат, куда, согласно библейскому преданию, во время Вселенского потопа пристал в своём ковчеге Ной.

Сама гора высотой более 5 тыс. м над уровнем мирового океана (понятно, почему не затопило), находится в Турции, границу с которой видно с территории монастырского комплекса невооружённым глазом. Она проходит по руслу реки Аракс. Присмотревшись, можно разглядеть вышки и погранзаставу российских войск (наши несут там всенощное бдение). Мой армянский гид предложил спуститься и навестить их. Я, знакомый с менталитетом своих служивых соотечественников, конечно, отказался. 

Как историк по первому образованию, не могу не сообщить, что монастырь известен тем, что в нём армянский царь Трдат  III держал в заточении будущего основателя Армянской Апостольской церкви Григора Лусаворича (будущий Святой Григорий Просветитель). 13 лет он, якобы, провёл в яме со змеями и прочей ядовитой живностью, пока не обратил своего мучителя в христианство. 

Спускаюсь в яму – доступ в неё сегодня открыт всем желающим - по отвесной железной лестнице на глубину 6 метров в помещение в виде купола диаметром 4-5 м.

Здесь горит лампада перед иконой, как можно догадаться, Святого Григория. На противоположной стене поэтапное житие Святого. Холодно, но сухо. Гадов не видно. Видать, христиане им уже не интересны.

Снаружи пригревает весеннее солнышко, полно туристов, алкающих не столько знаний, сколько впечатлений и желающих оставить в сознании зарубку «Я здесь был».

 

Сам собор красив в своём величии и оригинальности. Впрочем, он такой в Армении далеко не один. Но каждый по-своему неповторим.

В одной стороне от Цахкадзора находятся храмы Гарни и Гегард. Их можно посмотреть за один день. Гарни отреставрирован из остатков древнего храма Бога Солнца, разрушенного столь нередким в этих краях землетрясением .

Построенный ещё в I  веке, он сильно напоминает Афинский Парфенон. Что примечательно – древние строители не использовали скрепляющих растворов, а применяли технологию стальных штырей, которые вбивали в камни, заливали основание забитых штырей свинцом и как-бы насаживали сверху следующий ряд кладки.

Потрясает воображение монастырский комплекс Гегард (с армянского «наконечник копья»).

Дело в том, что когда-то в этом монастыре хранился наконечник того самого копья, которым, по библейскому преданию, римский центурион Лонгин пронзил тело распятого на Голгофе Иисуса Христа. Сейчас наконечник копья хранится в сокровищнице Первопрестольного Святого Эчмиадзина – духовного центра Армянской Апостольской церкви - еще одного уникального места Прекраснейшей Армении, которую можно долго описывать, но лучше просто посетить.

Ибо как можно описать звук, усиленный эхом пещер, в которых частью выдолблен, частью пристроен храм Гегард , основанный самим Григорием Лусаворичем, проведшим в одной из высеченных в скале келий несколько лет.

Как в этих кельях помещались монахи мне представить сложно. С трудом протискиваюсь в одну из них, точнее их две – по одной с каждой стороны узкого прохода. Не более 1,8 м в длину и полутора метров в ширину каждая с выдолбленными из этой же породы лежаками и подставками под свечи и молитвенник. Через узкое оконце сюда едва пробивается солнечный свет. Здесь очень холодно и сумрачно даже в разгар солнечного дня. 

 

Хотел прилечь на каменный лежак, чтобы понять каково это – спать в таких условиях, но побоялся оскорбить чувства верующих. А вдруг здесь почивал сам Григорий Просветитель.

Рядом с религиозной столицей всех армян – Эчмиадзином – расположен ещё один памятник древней архитектуры Звартноц  – в его часть назван международный аэропорт Еревана.

Согласно армянскому историку Себеосу, построен при католикосе Нерсесе III Строителе, планировавшем перенести свою резиденцию из Двина в Вагаршапат (нынешний Эчмиадзин). Из-за слабости узлов конструкции практически полностью разрушен землетрясением в Х веке. В начале прошлого столетия раскопки образовавшихся курганов открыли древние руины. К настоящему времени отреставрирован и законсервирован (утверждаю, как несостоявшийся археолог) первый ярус храма .

По коим и бродил ваш покорный слуга. Фотографировался на фоне Малого и Большого Араратов.

Последний в хорошую погоду виден практически отовсюду. Сначала это поражает, потом всякий раз безмерно изумляет, местные жители его просто не замечают. Ереванцы, например. Интересно, каково это – жить в квартире  с видом на Арарат? 

Ещё один монастырь – Кечарис – виден прямо из окон отеля, в котором я остановился .

В пасхальное воскресенье, а оно Армянской Апостольской церковью в этом году отмечалось неделей раньше Православной, я пошёл на богослужение в церковь Святого Григория Просветителя, что на территории монастырского комплекса Кечарис .

Впечатление передать трудно, если удастся, прикреплю видео. А в целом потрясающе: из узких готических окон на прихожан косо падали солнечные лучи ,

мелодичные песнопения сопровождались музыкой, издаваемой инструментами в руках церковных служек. Само богослужение проводил епископ Котайкской епархии. Я не ожидал, что в маленьком Цахкадзоре живёт столько людей, что все они люди верующие – не сомневаюсь.

Однако, пожалуй, сильнейшее по степени эмоционального воздействия впечатление произвело на меня посещение монастыря Нораванк.

Это было на исходе солнечного дня. Поэтому мы оказались одни, а с почти осязаемой силой бившие снизу лучи уходящего солнца, освещали это величественное сооружение, усиливая переполнявшее меня чувство нереальности происходящего.

И без того природой окрашенные в красные тона стены храма и окружающие горы огненно пылали закатной рыжиной на фоне наливавшегося свинцовой тяжестью неба .

Севан

Но Армения славна не только своими церквями и монастырями. Удивляет многообразие её природных богатств. Главные из которых это, банально выражаясь, чистый воздух, солнце и вода. За водой мы отправились в курортный Джермук.

Дорога лежала мимо легендарного озера Севан через перевал очередного отрога Кавказского хребта в ущелье, где сходятся горные реки и где берёт свое начало тоннель, по руслу которого свозь горы на расстояние более 48 км течёт вода, чтобы спасти от высыхания начавший было мелеть Севан .

 

На его побережье, на высоте нескольких метров сохранились полосы – свидетели прежнего уровня воды. Разобранное на оросительные и водоснабжающие системы Разданским каналом озеро чуть было не умерло. Общими усилиями его удалось спасти: с запуском канала Арпа-Севан в 1981 году обмеление остановилось, а затем уровень воды начал подниматься. Боюсь, что теперь проекты вроде этого Армении в одиночку не вытянуть.

На берегу Севана мы встретили рыбаков, угостивших меня печёной форелью. Ловили они сига – рыбу, ещё во времена СССР привезённую селекционерами с Ладоги. Сейчас эта хищница активно поедает коренных местных обитателей - севанскую форель, поэтому своевременный её отлов не только желателен, но и обязателен – чтобы сохранить популяции в гармоничном равновесии. Зато Ишхан – так тут называют севанскую форель – здорово прижилась в солёном Иссык-Куле и успешно конкурирует с тамошними породами рыб. На Севане сегодня ведут свою деятельность два рыбохозяйства.

За окном джипа по-апрельски мрачный могучий Севан, который в древности даже считали морем. О происхождении названия существуют несколько легенд. По одной из них озеро образовалось, когда одна из невесток забыла положить крышку, преграждающую путь роднику. Разливаясь по сторонам, вода стала затоплять дома, покидая которые жители приговаривали: «Пусть окаменеет тот, кто оставил родник открытым». Забывчивая невестка тут же превратилась в камень, который виднеется на поверхности озера под названием — Арснакар («камень невестки»). 

Через перевал

Дорога через перевал началась за Севаном и пролегала через горы, где ещё плотным слоем лежал снег. Достигнув пика, остановили машину. Я взглянул вниз и обмер – туда, в невидимую пока глубину огромного колодца воронкой пуржил снег, а внизу еле различимо виднелась тёмная зелень зацветавших лугов и садов

Начался спуск по узкой и извилистой дороге-серпантин. Постепенно снега становилось всё меньше, то там, то тут стали выглядывать прогалины, запахло, наконец, весной. 

Где-то посередине пути у дороги стоит домик, постройки столетней давности. Когда-то, когда ещё не было машин и асфальта, уставший путник, застигнутый метелью или опустившейся теменью ночи, мог заночевать в нём, переждать пургу. Рядом – пристройка для осликов.

Температура, на перевале составлявшая -7 градусов по Цельсию, сначала поднялась до нуля, затем медленно и неуклонно стала карабкаться вверх по мере того, как мы опускались всё ниже. И, наконец, замерла на отметке +14 – мы достигли дна ущелья.

Вокруг всё было не по-апрельски зелено, цвели сады, пахло волглой землёй. Не верилось, что ещё полчаса назад тебя окружала плотным кольцом зима, валил стеной снег, вьюжило. Поднял голову и взглянул на доступный к обозрению из колодца ущелья клочок неба – ничего похожего. Как будто ты упал с неба на другую планету.

Целебная вода

По дороге мой собеседник заводит привычный разговор о природных качестве и чистоте здешних продуктов. «Обрати внимание на наших коров – они по-спортивному поджарые, мускулистые, ведь им приходится карабкаться по скалам в поисках прокорма. Не то, что в России, где жирный скот целыми днями лежит на полях и лугах, поросших тучными травами. А самое вкусное мясо, как известно, мышцы», - умело увещевает он.

Когда речь зашла о воде, мне невольно вспомнился эпизод из кинофильма Георгия Данелия «Мимино». Помните, когда герой Фрунзика Мкртчяна везёт на новеньком самосвале Валико Мизандари (играет Вахтанг Кикабидзе) и приглашает к себе домой в Дилижан?

- У нас в Дилижане вода такая чистая – второе место в мире занимает, - хвастает Рубен Вартанович Хачикян (Ф. Мкртчян).

- А первое в Ереване? – саркастически вопрошает герой В. Кикабидзе.

- Нет, в Сан-Франциско! - отвечает Рубик, не понимая, что товарищ-грузин заранее обиделся за боржоми.

Мы не сговариваясь разыгрываем этот эпизод в ролях и смеёмся довольные. Я – тем, что поддел армянское самолюбие, он – тем, что разгадал мой манёвр.

Кстати, в июле 2011 года в Дилижане, который расположен недалеко от Цахкадзора, открыт памятник героям фильма «Мимино» — Рубену Хачикяну (Фрунзик Мкртчян), Валико Мизандари (Вахтанг Кикабидзе) и Ивану Волохову (Евгений Леонов).

Однако случай убедиться в превосходных характеристиках местной родниковой воды представляется у первого же попавшегося по дороге источника. Вода, даже набранная прямо из крана, при кипячении не оставляет никакого налёта – сам проверял.

Итак, Джермук. Старые здания построенных ещё в советские времена санаториев соседствуют здесь с новыми курортными  сооружениями.

Джермук - всегда был популярным местом отдыха, известный тёплой весной бальнеологический курорт. В городе производится знаменитая минеральная столовая вода «Джермук». Лечат желудочные воспаления, язву желудка двенадцатиперстной кишки, печень, желчные канал, и даже поджелудочную железу, а также заболевания опорно-двигательного аппарата, периферийной нервной системы, гинекологических недугов, сахарного диабета и т.д. и т.п.

По узкому ущелью с отвесными стенами, которые местами имеют отрицательный угол, пробираемся к местной природной достопримечательности – водопаду .

Вода журчит меж цветных камней, кажется, что они заросли мхом, но это разные породы разных времён обнажаются под действием природных сил.

Останавливаемся у источника, бьющего прямо из-под земли – вода в нём тёплая, немного солоноватая, но вкусная. Однако для удобства потребления сих целебных вод, цивилизованного пития так сказать, выстроена целая галерея.

Из её стены торчат краны, из коих непрерывным самотоком бьёт минеральная вода разной (от 15 до 58 градусов) температуры - в зависимости от того, кому какое лечение назначено. Но вода только охлаждается до нужной кондиции, нагревает же её сама природа. Пробую из всех краников, понравилась вода, температурой 45 градусов.

Источников в Джермуке много, стекающая из них вода образует тёплое, незамерзающее озеро.

Еда и цены

На обратном пути остановились в «Домике охотника». Затрудняюсь определить статус так распространённых здесь подобных заведений: обслуживание ресторанное (в смысле сервиса и пр.), антураж трактирный (в плане расставленных по углам и развешанных по стенам чучел убитых на охоте зверей и птиц, ну оленьи рога над дверью, само собой), еда – лучше домашней (даже не знаю, кто у нас так мог бы приготовить), а цены – столовские.

Судите сами: на двоих нам принесли огромный кувшин вкуснейщего холодного домашнего вина, дичь, шашлыки из баранины, жаренную форель, несчётное количество сырной и мясной закуски, лаваш и зелень тут просто не считают, это как салфетки на стол поставить – само собой разумеется. Сидели несколько часов, поскольку справиться со всем этим великолепием было не просто. Заплатили 3500 рублей, из которых 800 руб. составили чаевые. «До кризиса было вдвое дешевле», - сообщил мой попутчик. И это не исключение из правил. Обедали в ресторане в центре Еревана – картина похожая.

Однако я всегда предпочитал возвращаться на ужин в «Элегант» – к блюдам Рифат-джана. Но, чтобы не сложилось превратного впечатления (армянская кухня – тема неисчерпаемая), продолжим экскурсию.

Ереван

Большой красивый город. Армяне гордятся своими архитекторами и строителями. Ещё бы: кругом горы, неиссякаемый источник камня – главного строительного материала здешних мест. В глаза бросается обилие цветов – камни, из которых построены и отделаны большинство зданий (армяне не признают штукатурки), различаются по типу происхождения: туф, гранит, базальт, доломит, травертин, мрамор, обсидиан и др. Поэтому дома розового, песочно-жёлтого, красного, светло-серого, светло-зелёного и других цветов и их оттенков. 

Матенадаран – место, куда я не попал, но которое обязательно надо посетить, ибо это гордость армянской культуры - крупнейшее в мире хранилище древних рукописей. Я пришел к нему, чтобы узнать, что музей закрыт в связи с празднованием Пасхи. Само здание музея выполнено в духе традиций национального зодчества XII-XIII вв. Перед ним памятник Месропу Маштоцу - создателю армянской письменности, а также скульптуры других выдающихся мыслителей древней Армении. 

Мемориальный комплекс Цицернакаберд посвящен жертвам геноцида армян в 1915 году.

Дело в том, если кто не знает, что в I-ю мировую русские войска в Закавказье воевали с турками, поскольку Османская империя примкнула к государствам оси, противостоявшим Антанте, союзницей которой выступила Россия. Армяне же связывали тогда с нашей страной идею своего национального освобождения от османского гнёта, в чём их турки небезосновательно подозревали. И чтобы не допустить восстания христиан, правительство младотурков решило переселить их из прифронтовой зоны вглубь страны - в Киликию и дальше на Ближний Восток через пустыню. По пути следования и в ходе зверских расправ погибло по разным данным от 0,5 до 2 млн армян (для нации, чья общая численность в мире определяется сегодня в 10-12 млн, это колоссально убийственная цифра). Турция, кстати, факт геноцида до сих пор не признаёт, за что её не пускают в Евросоюз. 24 апреля исполнилось 100 лет со дня этой трагедии. Когда я там был, шла полномасштабная подготовка к памятным мероприятиям, а папа Римский произнёс свою знаменитую речь.

В Цицернакаберде я окунулся в пионерское детство: почётный караул из парня и девушки в униформе; ветеран, окруженный молодыми людьми, заинтересовано его расспрашивающих о былых победах; вечный огонь и цветы, цветы. 

«Большой каскад», наверное, самое необычное и восхитительное место в этом необычном во всех отношениях городе. Он представляет собой гигантское сооружение в виде ступеней, поднимающихся снизу - от центра города - к его спальным районам. Всё это оформлено в виде лестничных проемов с живописными фонтанами, которые вечером становятся цветными.

 Каскад еще не достроен, планируется, что верхняя его часть перейдёт в смотровую площадку парка. А внизу, в самом начале каскада, расположен памятник Александру Таманяну, который внес столь исключительной важности вклад в архитектуру армянской столицы.

И конечно, в первую очередь стоит посетить дома-музеи известных всему миру Сергея Параджанова и Арама Хачатуряна, квартиру-музей национального поэта Паруйра Севака, государственную картинную галерею Еревана, исторический музей и многое-многое другое. Всего просто не перечислить.

Паруйр Рафаэлович Севак для армян всё равно, что Александр Сергеевич Пушкин для русских. Я посетил Дом-музей Севака в его родном селе Зангакатун

 К поэту, трагически погибшему в автокатастрофе, в Армении все относятся с благоговением, знают, понимают его стихи, переводя для меня на русский, щёлкают языками, долго подыскивают нужные слова и в конце концов признаются: «нет, не то, трудно передать». А по мне так просто здорово:

…У каждой нации своя на свете ниша.

Вот так и мы себя не ставим выше,

Но ведаем, чего народом стоим:

Понятие – армяне – не пустое…

И почему бы не гордиться этим?!                                   

Мы есть и будем. Пусть родятся дети!

Как доверительно сообщил мне директор дома-музея Севака, каждый армянин в душе немножко поэт, он понимают музыку слов и ценит философию жизни. Поразмышлять вслух здесь, между прочим, любят не только по пьяной лавочке. Но это я так, просто для перехода – чтобы связать абзацы.

На выбор - два коньячных завода «АрАрАт» и «Ной» предложат вам экскурсии с дегустацией (на «АрАрАте» коньяков, в «Ное» ещё и вин). Тут же вам с нескрываемым удовольствием упакуют хоть сувенирный набор понравившегося напитка, хоть целую бутыль. 

Особенно красив Ереван вечером. Прогулка по нему приносит истинное удовольствие.

Нагулявшись и смертельно устав, возвращаюсь в свой «Элегант». Иду в турецкую баню, оттуда прыгаю в бассейн (благо всё бесплатно). И засыпаю. Внизу успокаивающе журчит горная речушка, в открытое окно робко задувает горный ветерок. Воздух прозрачен, насыщен и приятен на вкус. Через 5 часов я просыпаюсь бодрым и свежим.

Шопинг

Вообще-то я не любитель этого занятия. Могу лишь сообщить, что такой же спортивный костюм, что куплен в России, в фирменном магазине в Ереване вывешен по цене почти в 3 раза дешевле.

На рынке много продуктов из Турции и Грузии, армянские фрукты дороже, но уверяю вас гораздо вкуснее. Почему? Могу лишь предположить. В любом случае, как рассказали мне сами продавцы, многие торгующие грузинским или турецким товаром часто пытаются выдать его приезжим за армянский. Так что остерегайтесь, как говорится, подделок.

Вино. О, это отдельная песня! Попробовав его в Армении, я отметил для себя, что до этого не пил вин вообще. Гранатовое стоит тут 2000 армянских драм за литр. На момент, когда я пишу эту статью, по курсу валют это 208 руб. 23 копейки. Остальные вина ещё дешевле – 1,5 тыс. драм и 1 тыс. драм за 1 литр. Сорта и виды даже перечислять не стану – запутаетесь. Это на центральном рынке Еревана. На импровизированных рыночках по дороге – ещё дешевле. Причём там есть всё, что пожелаете. Я почти соблазнился предложением купить медовую домашнюю водку (хотя дело происходило чуть ли не ночью и вовсе не в закрытом павильоне – армянские законы либеральнее наших). Но приобрёл виноградный лечебный сироп и облепиховый сок.

В общем, я стал фанатичным поклонником этой страны. Убеждать никого не собираюсь, потому что это занятие бессмысленное, а потому бесполезное. Просто съездите и сами убедитесь.

Хочу сюда!

Отправьте заявку для подбора тура

*
*
:
:
*
Введите код с картинки
Rambler's Top100   Туристический рейтинг.         Яндекс.Метрика